Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

Телефон контактного центра
Поиск по сайту
Поиск по сайту
Поиск по навигатору экспортера
Поиск по сайту
Поиск по сайту
Поиск по навигатору экспортера
11.03.2013

Председатель Правительства РФ Д.А.Медведев провел совещание по вопросам поддержки высокотехнологичного экспорта

Вступительное слово Д.Медведева:

Добрый день! Мы сегодня с вами собрались, чтобы про экспорт поговорить, как нам поддерживать высокотехнологичный экспорт. Для чего это нужно – объяснять не буду: всем всё понятно. Мы обсуждали эти вопросы в определённом контексте на заседании Правительства совсем недавно, 7 марта, при рассмотрении государственной программы «Развитие внешнеэкономической деятельности». Совершенствование экспортного потенциала за счёт увеличения доли высокотехнологичной и наукоёмкой продукции – это стратегический курс государства. Задача Правительства в соответствии с основными направлениями – обеспечить в течение пяти лет, напоминаю, рост неэнергетического экспорта на 60–70%.

Как известно, обеспечение благоприятных условий для экспортёров – это мировая практика. Надо признаться, мы в этом пока не сильно преуспели, во всяком случае, если сопоставлять наши возможности и возможности некоторых наших соседей, которые активно этим занимаются. Это касается, конечно, и доступа к долгосрочным и дешёвым кредитам, это страховая поддержка, гарантийная государственная поддержка экспортных кредитов. В этом плане, ещё раз повторяю, мы существенно уступаем другим странам и по масштабам принимаемых решений, и по качеству услуг, которые предоставляются сегодня в нашей стране. Наша цель – к 2018 году обеспечить государственной финансовой поддержкой не менее, как минимум 13–15% российского экспорта неэнергетических товаров. Напомню, что в 2011 году это было 0,5%. Использовать эти средства надо адресно под детально просчитанные проекты с пониманием региональных и отраслевых приоритетов.

Ключевой элемент системы экспортной поддержки – это недавно созданное Агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций, так называемый ЭКСАР. Мы на Правительстве недавно обсуждали как раз, какие возможности создаёт это агентство и как нам его поддерживать.

Как мне доложили, за несколько месяцев объём поддержанного по линии агентства экспорта составляет полмиллиарда долларов – это 15 экспортных проектов. Так, да, Андрей Рэмович (обращаясь к А.Белоусову)?

А.Белоусов (Министр экономического развития): Так.

Д.Медведев: В ближайших планах у нас реализация ещё 40 проектов общей стоимостью более 3 млрд долларов.

Теперь несколько слов по направлениям дальнейшей работы.

Первое – это перспективы нашего высокотехнологичного экспорта. Они, конечно, должны определяться не только нашими финансовыми возможностями – опираться просто на государственные финансы было бы неправильно и близоруко, – они напрямую зависят от результатов инновационной деятельности и от того, чем занимаются наши предприятия, а также от того, какие институциональные преобразования мы проводим. Проще говоря, мы должны сами понять, что мы можем продвинуть на международные рынки. Практически во всех отраслевых госпрограммах определены конкретные ориентиры по экспортному производству. Надо, конечно, быть готовым к работе в высококонкурентной среде. Наши предложения для зарубежных покупателей, потребителей должны не только содержать передовые научные разработки, но они должны быть выгодными по коммерческим параметрам – это элементарная тема.

Кстати, можно поддерживать высокотехнологичный экспорт по-разному. В ряде стран, например, существует система, когда при импорте сложного оборудования обусловливается одновременная закупка соответствующих качественных узлов, модулей, комплектующих, которые производятся уже российскими компаниями, встречные соответствующие действия. Конечно, речь идёт о конкурентоспособных изделиях или объектах, которые созданы при использовании высоких технологий, но мне кажется, что на эту тему тоже нужно посмотреть внимательно.

Необходимо продолжить работу по удешевлению и упрощению административных процедур с учётом высокой степени переработки, если эти продукты создаются. Нужно сокращать финансовые и временные издержки, облегчить доступ к кредитным ресурсам и гарантийной поддержке, ликвидировать избыточные таможенные операции, если они не нужны в том или ином случае, совершенствовать механизмы валютного и экспортного контроля. И там, где это целесообразно (подчёркиваю – там, где это целесообразно), расширить перечень гарантируемых рисков за счёт включения в число этих рисков не только рисков суверенных, но и региональных, муниципальных и корпоративных рисков. Хотя делать это нужно крайне аккуратно, чтобы не разбалансировать систему в целом.

Для приоритетных экспортных направлений и товарных групп нужно устанавливать и более гибкие условия кредитования и гарантийной поддержки. И нужно работать по многосторонним экспортным проектам, в которых принимают участие российские компании.

Второе, что хотелось бы отметить: при выстраивании комплексной системы поддержки мы должны, естественно, ориентироваться на международный опыт, я уже об этом сказал, учитывать международные стандарты, учитывать существующие международные правила, включая и ограничения прямого субсидирования, например, по сельскому хозяйству и промышленности, которые существуют в рамках ВТО и ОЭСР, и тех решений, которые мы приняли в рамках ЕЭП (Единого экономического пространства). Работу по внесению изменений в законодательство на эту тему нужно завершать.

Третье, о чём хотел бы сказать: российскому бизнесу, потенциальным нашим зарубежным партнёрам должна быть доступна вся линейка современных страховых и кредитных продуктов. Кроме того, нужно внедрять и специализированные финансовые услуги, принимая во внимание интересы производителей наукоёмкой продукции. Инвестиционные компании должны в этом принять участие, естественно, те, кто занимается инновациями, малый и средний бизнес. Речь идёт о предоставлении так называемых комплексных кредитных линий, расширении масштабов предэкспортного кредитования, использования механизмов факторинга и некоторых других механизмов. Ряд таких проектов нами в принципе реализуется. Достаточно упомянуть проект Sukhoi Superjet 100, который осуществляется Внешэкономбанком. Нужно думать и об использовании подобных механизмов по другим сделкам, по другим товарам.

Ну и последнее, но не самое малозначимое – это координация и слаженная работа между различными министерствами и нашими компаниями, а также зарубежными представительствами с использованием институтов развития, и, конечно, с максимально широким подключением самих экспортёров высокотехнологичной продукции. Сегодня обо всём этом и поговорим.

<…>

Источник: сайт Правительства РФ

Вас могут заинтересовать наши решения